Глава 1. Краткое описание народов Севера и их истории

Начало – Вступление 

(на фото знаменитые эскимосские иглу – ледяные дома)

Сначала составим список рассматриваемых народов.

Тюркские языки (пожалуй, единственным тюркским народом, относящимся к северным, можно назвать якутов):

– Якуты (самоназвание саха; мн. ч. сахалар) – тюркский народ, коренное население Якутии. Якутский язык принадлежит к тюркской группе языков. По результатам Всероссийской переписи населения 2010 года в России проживало 478,1 тысячи якутов, главным образом, в Якутии (466,5 тысячи), а также в Иркутской, Магаданской областях, Хабаровском и Красноярском краях. Якуты являются наиболее многочисленным (49,9 % населения) народом в Якутии и самым крупным из коренных народов Сибири в границах РФ.

Тунгусо-манчжурские народы:

– Эвенки (самоназвание – эвэнкил, ставшее официальным этнонимом в 1931 году; старое название – тунгусы от якут. тоҥ уус; кит. 鄂温克族 – èwēnkè zú; монг. хамниган) – коренной народ Восточной Сибири. Живут также в Монголии и на северо-востоке Китая. Отдельные группы эвенков были известны как орочены, бирары, манегры, солоны.

По итогам переписи 2002 года, в Российской Федерации проживали 35 527 эвенков. Из них около половины (18 232) жили в Якутии. В Китае, по данным переписи 2010 года, численность эвенков и орочонов, вместе взятых была 39 534. Они образуют две из 56 официально признанных национальностей КНР. В Монголии в 1992 году проживало до тысячи эвенков, однако, возможно, более не говорящих на своём языке.

– Эве́ны (эвенск. эвэн, устар. ламуты; муж. род — эвен, жен. род — эвенка) — сибирский тунгусо-маньчжурский народ, родственный эвенкам. Общая численность — около 20 тысяч человек. Проживают преимущественно на востоке РФ.

– Нана́йцы (нанайск. нанай, нани, хэдзэни; кит. трад. 赫哲族, пиньинь: hèzhézú; устаревшее гольды) — коренной малочисленный народ Дальнего Востока, проживающий по берегам Амура и его притоков Уссури и Сунгари в России и Китае. Численность нанайцев в СССР составляла в 1989 г. по данным переписи 12 023 человека, из них в РСФСР — 11 883. По переписи населения России 2002 г. — 12 160 человек. В Китае по переписи 2000 г. проживало 4600 нанайцев.

– Ульчи (самоназвание — нани, ульча — «местные жители» (общее для ряда народов Приамурья), устаревшее: мангуны, ольчи). Живут в девяти посёлках в нижнем течении Амура (Ульчский район Хабаровского края). Численность по переписи 2002 года — 2913, из которых в Хабаровском крае — 2718 чел. (93 %), в основном в Ульчском районе.

– Удэге́йцы, устар. удэге́ (до 1956 г. — удэхе́йцы, а также удэхе́) — один из коренных малочисленных народов Дальнего Востока. По данным переписи численности населения России 2002 года количество удэгейцев составило 1657 человек.

– Негида́льцы (от негидал. ңегидал — «береговой», «прибрежный», самоназвание: элькан бэйэнин — местные люди; амгун бэйэнин — люди реки Амгунь) — малочисленный тунгусо-маньчжурский народ в Приамурье. Численность в РФ – 522 человека.

– О́рочи (самоназвание орочисэл, ед. ч. орочи, а также на̄ни (утраченное, старое самоназвание, заимствовано от амурских нанайцев: на̄ — «земля», нӣ — «человек», перевод — «местный житель»; обычно именовали себя по местам проживания, по родовой принадлежности)) — народ в России. Численность составляет 1000 человек, в том числе в России — 686 чел. (перепись 2002 г.), на Украине — 288 чел. (перепись 2001 г.). Живут в основном в Хабаровском крае (441 чел. в 2010 г., 426 чел. в 2002 г.), преимущественно в низовьях реки Тумнин с её притоками (Ванинский район), и по реке Хунгари, притоку Амура, по Амуру, у озера Кизи (Ульчский район) и др.

– О́роки (самоназвание: ульта́, уйльта, на̄́ни) — тунгусо-маньчжурский народ, один из коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. В 2002 году численность ороков в России составляла 346 человек, в 2010 году — 295 человек.

Именно манчжуры, относящиеся к этой группе, захватили некогда Китай и основали там династию Цин, правящую до XX-го века. Императрица Цыси и последний император Пу И происходят от манчжуров (чжурчжэней) и являются в некотором роде дальними родственниками наших эвенков. Хотя, конечно, манчжуры-захватчики за столетия полностью китаизировались. У тунгусов уже в древности были свои царства – Цзинь, Бохай, был уровень культуры.

Финно-угорские народы:

– Ха́нты (самоназвание — ханти, хандэ, кантэк, ас хоят; рус. устар. остяки́) — коренной малочисленный угорский народ, проживающий на севере Западной Сибири, в основном в ХМАО. Самоназвание ас хоят означает обские люди. По переписи населения 2010 года численность хантов увеличилась до 30 943 человек, из которых 61,6 % проживают в Ханты-Мансийском округе, 30,7 % — в Ямало-Ненецком округе, 2,3 % — в Тюменской области без ХМАО и ЯНАО, 2,3 % — в Томской области, 1,4 % — в Новосибирской области.

– Ма́нси (манс. мāньси; устаревшее — вогу́лы, вогуличи) — малочисленный народ в России, коренное население Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. Ближайшие языковые родственники хантов. Говорят на мансийском языке, но вследствие активной ассимиляции около 60 % используют в обиходе русский язык.

Общая численность — 12269 чел. (по переписи 2010). Ханты и манси – ближайшие родственники тех самых угров (мадьяр), которые захватили некогда славянские земли в Восточной Европе и основали Венгрию. Это к вопросу об их воинственности. Венгерский летописец сообщает, что местные славяне ничего не могли противопоставить угрским конникам в бою.

– Саа́мы (саа́ми, лопари́, лапла́ндцы; самоназвание — кильд. са̄мь, с.-саамск. sámit, sampelaš; фин. Saamelaiset, нюнорск Samar, швед. Samer) — малочисленный финно-угорский народ; коренной народ Северной Европы. Общая численность саамов — от 60 до 80 тысяч человек (по оценке Саамского парламента Финляндии — около 75 тысяч человек), из которых в Норвегии проживает от 40 до 60 тысяч, в Швеции — от 17 до 20 тысяч, в Финляндии — от 6 до 8 тысяч, в России — две тысячи человек.

В древности саамы считались самыми сильными колдунами и шаманами среди окрестных народов.

Самодийские народы:

– Ненцы (ненец. ненэй ненэч (буквально – «настоящий человек»), хасово, нещанг; устаревшие названия – самоеды, юраки) – самодийский народ в России, населяющий евразийское побережье Северного Ледовитого океана от Кольского полуострова до Таймыра.

– Из коренных малочисленных народов российского Севера ненцы являются самым многочисленным. По итогам переписи 2002 года, в России жили 41 302 ненца, из которых около 27 000 проживали в Ямало-Ненецком автономном округе.

– Сельку́пы (селькуп. сёльӄуп, суссе ӄум, чумыль-ӄуп, шельӄуп, шешӄум; устаревшее — остяки-самоеды) — народ, живущий на севере Западной Сибири. До 1930-х их называли остя́ко-самое́дами. Селькупы живут на севере Томской (1787 чел.) и Тюменской (1857 чел.) областей (в частности, в Ямало-Ненецком АО — 1797 чел.) и в Красноярском крае (412 чел.).

– Нганаса́ны (нган. нгана́саны́ — «люди», самоназвание няа, ня — «товарищ») — коренной самодийский народ в Сибири. Население в России — 862 человека.

– Э́нцы (самоназвание эньчо, могади, пэбай, устаревшее енисейские самоеды) — один из коренных малочисленных самодийских народов России. В 2010 году численность энцев в России составляла 227 человек (в 2002 году — 237 человек).

Ученые считают, что самодийские и финно-угорские народы происходят от уральских народов (уралоидов).

Палеоазиатские народы:

– Чукчи (уст. луораветла́ны) – малочисленный коренной народ крайнего северо-востока Азии, разбросанный на огромной территории от Берингова моря до реки Индигирки и от Северного Ледовитого океана до рек Анадыря и Анюя. Численность чукчей, по данным Всероссийской переписи населения 2002 года, — 15 767 человек; по данным Всероссийской переписи населения 2010 года — 15 908 человек. По переписи населения 2010 года, единственный район с абсолютным большинством чукчей — Чукотский в Чукотском автономном округе

– Коря́ки (нымыланы, чавчувены, алюторцы) — народ; коренное население северной части полуострова Камчатка. В настоящее время компактно проживают в Камчатском крае, Магаданской области и Чукотском автономном округе России.

Общая численность — около 8 тысяч человек (7953 человек по данным переписи 2010 года в РФ, в том числе 6640 человек — в Камчатском крае). Алюторцы (алютор. alutal’u) — этническая группа из числа официального списка коренных малочисленных народов Севера России. В 2010 году фактически прекратила своё существование как отдельный народ.

– Ительме́ны (ительмен. — итәмән, в ранних записях искажённо — ительмень) — одна из коренных народностей полуострова Камчатка. Название является русской адаптацией этнонима «итәнмән» («сущий», «живущий здесь»). Проживают на полуострове Камчатка, преимущественно в Тигильском и Мильковском районах Камчатского края и в Петропавловске-Камчатском (2361 человек, 2010 год), а также в Магаданской области (600 человек, 2010 год).

– Юкагиры (самоназвания – деткиль, одул, вадул, алаи) – восточно-сибирский народ, относящийся к древнейшему (аборигенному) населению северо-восточной Сибири. Происхождение именования «юкагир» точно не установлено; возможно, оно было дано этому народу русскими — вероятно, посредством эвенков (тунгусов) – и в XX веке закрепилось как официальное наименование.

По данным переписи 2002 г., численность юкагиров составляла 1509 человек.

Расселены, в основном, в бассейне реки Колымы, в Республике Саха (1097 чел.), Чукотском автономном округе (185 чел.), Магаданской области (79 чел.). В Новосибирской области (1 чел.) – по данным на 2013 год. В Якутии юкагиры, в основном, сосредоточены в национальном юкагирском муниципальном образовании «Олёринский Суктул» Нижнеколымского улуса.

В 2011 году была проведена экспедиция к юкагирам Среднеканского района Магаданской области, показавшая следующее:

– Не удалось выявить ни одного юкагира, занятого в традиционных отраслях хозяйствования, хотя некоторые мужчины говорили, что иногда охотятся или рыбачат в свободное время

– Большинство опрошенных юкагиров не имеет представления об обрядах и обычаях своего народа и не располагает знаниями о родном фольклоре

– Среди опрошенных юкагиров Среднеканского района не было ни одного, у которого до третьего колена предками были только юкагиры

– Опрошенные юкагиры старшего поколения не помнили юкагирских сказок, но знали имена сказочных персонажей

– Юкагирский язык находится на грани исчезновения, так как из 69 юкагиров только 6 владели им…

– Кеты (самоназвание кето, кет – «человек», мн. ч. денг — «люди», «народ»; ранее применялись этнонимы остяки́, енисе́йские остяки́, енисе́йцы) – малочисленный коренной народ Сибири, живущий на севере Красноярского края. Используют кетский язык, который относится к группе енисейских языков.

По данным переписи населения 2002 года, численность народа – 1494 человека. Проживают в основном в сельской местности трёх районов Красноярского края (1189 чел.): Туруханском (866 кетов в сёлах Келлог, Туруханск, Сургутиха, Мадуйка и др. н. п.), Эвенкийском (211 кетов в селе Суломай и др.) и Енисейском (Сым). В посёлках Келлог, Суломай и Мадуйка кетское население — преобладающее. В начале 2000-х годов несколько десятков представителей кетского этноса проживало в г. Красноярске.

– Нивхи (нивх. нивхгу, ниғвӈгун «люди, народ» – от нивх «человек») – малочисленный народ, проживающий на территории Российской Федерации и Японии. Устаревшее название этого народа – гиляки (тунг. гилэкэ – от гилэ «лодка»). Являются автохтонным, коренным населением Приамурья, острова Сахалин и соседних небольших островов.

Нивхи проживают около устья реки Амур (Хабаровский край) и на северной части острова Сахалин. Национальный язык – нивхский, но большинство современных нивхов говорит на русском языке. Численность – 4652 человека (2010).

– Эскимосы – группа коренных народов, составляющая коренное население территории от Гренландии и Нунавута (Канада) до Аляски (США) и восточного края Чукотки (Россия). Численность — около 170 тысяч человек. Языки относятся к эскимосской ветви эскимосско-алеутской семьи.

– Алеу́ты (самоназвание — унаӈан / unangan, унаӈас / unangas и другие) — коренное население Алеутских островов. Бо́льшая часть живёт в США (Аляска), часть — в России (Камчатский край).

В 2010 году в США насчитывалось 2300 алеутов. В Российской Федерации алеуты входят в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации; при этом их численность на территории России в 2002 году составляла 540 человек, в 2010 году — 482.

– Чуванцы — народность на Чукотке. Этноним происходит от юкагирского чаунджи «приморские, береговые жители». Антропологи относят их к потомкам коренного населения, близкого юкагирам по языку, которое было впоследствии ассимилировано чукчами, перейдя на чукотский язык, а затем переняло русские обычаи строительства изб и русский язык. В прошлом говорили на чуванском языке, входящем в юкагирскую семью, ныне — на чукотском языке (кочевые чуванцы) и «марковском» диалекте русского языка. По всероссийской переписи населения 2002 года чуванцев оказалось 1087 человек, из которых в Чукотском автономном округе проживало 951 чел. (1,8 % населения округа), из них русским языком владеют 946 чел. (99,5 %), чукотским — 88 чел. (9,2 %).

– Кере́ки (самоназвания аӈӄалҕакку — «приморские люди», каракыкку — от чук. кэрэкит) — один из палеоазиатских народов России. По переписи 2010 года кереками себя записали 4 человека (в 2002 году — 8 человек). В 1959 году насчитывали около 100 чел. Исчезать они стали с середины XIX-го века, а уже в начале XX-го века были только остатки. Народ морских зверобоев исчез за три поколения.

Все так называемые коренные малые народы Севера можно разделить еще и по видам деятельности:

– оленеводы (кочевые и полукочевые жители тундры и тайги)

– морские зверобои (приморские оседлые жители)

– речные рыболовы (оседлые и полукочевые жители тайги)

– пешие охотники (оседлые и полукочевые жители тайги)

Земледелием в тех полярных широтах по понятным причинам никто не занимался. Поэтому там до самого XVIII-го века сохранился самый настоящий палеолит: чукчи в костяных панцирях сражались с казаками при помощи костяных копий и пальм. А палеолит – это не только образ жизни, это еще и архаичное мировосприятие, давным-давно утерянное европейскими городскими людьми. Палеолит – это жестокость, но и взаимопомощь. Это выживание, но и гармония – с собой и с природой.

Самым прибыльным видом деятельности было оленеводство. Оно гарантировало защиту от голодной смерти. Хотя оленеводство – это очень трудная деятельность. Олени – существа полудикие, даже ездовые. Они легко могут убежать, смешаться с другим стадом… Летом их атакует мошкара, они могут заболеть, надо постоянно следить за ними. Зимой им грозят метели и волки. Арктические номады живут в постоянном движении: зимой надо откочевывать с оленями на юг, к тайге, где потеплее, а летом к океанскому берегу, где из-за ветра не так много комаров. А вот самыми бедными считались к примеру морские охотники, потому что в их жизни все зависело от удачи – попадется зверь или нет. Если нет, то существовала система взаимопомощи в поселке. Жена удачливого охотника делилась увесистыми кусками мяса со своими соседками. В итоге у нее самой оставалось не так уж много, но зато она твердо знала, что, если завтра ее мужу не повезет, тогда соседки в свою очередь помогут. Если же из-за каких-то природных катаклизмов типа многодневной пурги или раннего таяния льда, или внезапного исчезновения зверья наступал общий голод, то люди выскребали стенки “мясохранилищ” (погребов), ели знаменитый копальхен (подтухшее мясо, опасное для непривычных к такой пище людей из-за содержания трупного яда). Копальхен готовили из моржа, тюленя, оленя, кита и даже утки. Иногда морским охотником становился разорившийся оленевод.

Представители каждого этноса могли заниматься разными видами промысла. Чукчи делились на 3 вида: оседлые морские охотники, кочевники-оленеводы и пешие охотники. Последний вид уже ко времени прихода царской администрации был очень редким. Ненцы в основном занимались оленеводством. Эвенки – оленеводством и охотой. У всех по-разному. Из-за изменения природных условий часть какого-либо северного этноса могла на время сменить род деятельности. Например, из морских охотников стать оленеводами, а потом вернуться к путям предков. Поразительно, но за несколько поколений, которые проходили с тех пор, они не забывали нюансов морской охоты, что по идее невозможно (навык без применения утрачивается, особенно на сверхпрагматичном Севере).

(на фото установка лукового капкана-самострела)

Также изменения могли быть перманентными. Есть версия, что когда чукчи пришли некогда на свои нынешние земли, то они все были охотниками и занимались загонной охотой.

Человек – самый выносливый вид из всех высших млекопитающих. Если следовать теории эволюции, то люди и развились из коротконогих приматов как загонные охотники. Бег для нас даже более естественное движение, чем ходьба. Никто из животных не может соперничать с человеком в выносливости. Тигр и гепард бегают быстро, но на очень короткие дистанции. Собака может бежать быстро только несколько километров. Олень может пробежать километров 10, а потом он просто выдыхается и ложится, ожидая своей смерти от подходящего к нему охотника. Столько же охотнику нужно пройти обратно, домой, уже с грузом. Более почетная и массивная добыча – лось. Лось – это более сильное и выносливое животное. На него предпочитали охотиться весной (в конце марта-начале апреля), чтобы снег превратился в твердый наст. Обычно ближе к вечеру, чтобы подтаявший за день снег схватился коркой. Лось проваливается в наст и режет об обломки накопытники. Из-за этого он начинает терять кровь и силы. Финал тот же, что и с оленем. Да и охотнику наст выгоднее, ибо несмотря на лыжи можно провалиться весной в снег по пояс.

Потом, научившись у азиатских эскимосов, живущих в тех местах как минимум с начала нашей эры, часть чукчей стала морскими зверобоями. Другие же научились не только убивать оленей, но и разводить их. Оптимальный размер табуна – 2000 особей. Сколько-то нужно на забой для еды, сколько-то погибают по разным причинам, или убегают в тундру. Цифра кажется большой, но на самом деле это не так. Домашний олень – на самом деле полудикое животное. Самые крупные, ездовые олени были у эвенков, а вот у чукчей олени поменьше.

В принципе все древние люди были охотниками-собирателями. В наше время, когда мы едим искусственную еду, страдаем различными искривлениями осанки, пользуемся Интернетом и экспресс-доставкой, принято считать, что первобытные охотники жили ужасной жизнью (в отличие от нас). Но это смотря с какой точки зрения оценивать… Жизнь их в среднем была короче, но обычно они не умирали от старости, а погибали на охоте или по каким-то другим причинам. И всю свою жизнь были здоровыми – здоровее нас. Охотник мало того, что двигался много, он еще и двигался разнообразно. А первобытный лес – это не московский парк, где к любой упавшей ветке тут же мчатся с разных сторон три дворника… Первобытный лес – это полоса препятствия, по которой еще и нужно было быстро и долго бежать.

(на фото добыча огня с помощью лучкового сверла)

Мы, современные люди, представляем собой либо земледельцев, если живем в сельской местности, либо вообще людей (пост)индустриальной эпохи, если живем в городах. Так вот. У первобытных охотников-собирателей средний рост был 175-180 см, а объем мозга больше, чем у нас(!). Это к вопросу о «дикарях» и «продвинутых людях XXI-го века». Такая величина мозга неудивительна – карт и книг у них не было, поэтому всю информацию они запоминали. И еще в позапрошлом веке путешественники и этнографы удивлялись памяти и наблюдательности местных жителей. Жителю Севера достаточно было один раз где-нибудь пройтись, пусть даже вдали от дома, чтобы он и через десятки лет помнил в деталях маршрут и местный ландшафт. И еще один любопытный момент: у первобытных охотников в среднем был только один кариозный зуб за всю жизнь, а у земледельцев – уже семь таких зубов. Перейдя к земледелию, люди стали менее развитыми физически – бегать за дичью больше не надо. Вроде как благо, а на самом деле нет. Двигательный багаж оскудел. Изменилась и еда – вместо разнообразной еды охотника (мясо, злаки, рыба, ранние овощи) люди стали питаться более однообразно: едой, богатой крахмалом и углеводами. Тоже не очень полезно.

А болезни? Из 1400 известных патогенных организмов человека от 800 до 900 появились не у человека как носителя, а у одомашненных животных. Когда люди перешли к скотоводству и земледелию, они стали держать большие массы животных вместе. Ну и животные, конечно же, начали меняться друг с дружкой и хозяевами разными болезнями… Люди имеют 26 общих болезней с домашней птицей, 32 – с крысами и мышами, 35 – с лошадьми, 42 – со свиньями, 46 – с овцами и козами, 50 – с крупным рогатым скотом и 65 – с собакой.

Но земледельцы и скотоводы в отличие от охотников более сплочены. Как личность сильнее охотник, а как группа – земледельцы. Охотники по роду деятельности индивидуалисты. Общая охота бывала не так часто. Например, весной, когда дикие олени переплывают реку. Тогда одни северяне кололи их с лодок, другие вытаскивали туши на берег.

А земледельцам надо быть сплоченными постоянно, потому что в одиночку не выроешь канаву для отвода воды. Плюс у земледельцев появляются излишки, которые надо охранять, распределять и подсчитывать. Отсюда организация общества, развитие строительства и грамотности. Вот и признаки «цивилизации». И постепенно земледельцы стали выдавливать охотников в непригодные для пахоты земли. Этот процесс проходил по всей Земле. Но что касается северян, они возможно пришли на Север еще в ту эпоху, когда хомо сапиенсы только расселялись по планете, а территория их земледельцам была не нужна, потому что климат там неподходящий. Так вот и сохранился заповедник палеолита на Земле.

Поэтому существует точка зрения, что хомо сапиенсы не прогрессируют, а деградируют. Конечно, такие полярные мнения зависят от точек зрения. Если рассматривать здоровье, то деградация налицо. Практически у каждого современного представителя постиндустриального общества есть либо нарушения осанки, либо ожирение, что было немыслимым для охотников-собирателей. Ожирение вредит как сердцу, так и суставам, которые конструкционно рассчитаны на определенный вес, и не более того. Люди от природы существа поджарые, жилистые. У людей даже некоторые сухожилия укоротились с XV-го века, потому что они напрягались при определенных движениях, которые мы больше не делаем при нашем образ жизни. А то, что не тренируется – обязательно деградирует. Это закон, применимый в спорте, изучении иностранных языков – да в чем угодно!

Только с XX-го века люди стали массово набирать вес, потреблять много соли и сахара, чего никогда до того не было. Фастфуд приводит к массовому диабету – современные жители США часто страдают не от недостатка еды, а от изобилия дешевой и вредной еды(!). Результат налицо. А ведь даже у первобытных охотников была система физического воспитания! Даже они, с их нагрузками, постоянно и тщательно тренировались! Что же говорить о нас?

Хорошая новость в том, что их упражнения сохранились и в этой книге вы с ними ознакомитесь. Они помогают и современным людям стать более собранными, подтянутыми, координированными, сильными, быстрыми, и далее по списку. Но продолжим.

(на фото шаман с бубном)

Судя по находкам на Жоховской стоянке (Новосибирские острова, Ледовитый океан) древние охотники 8250–7800 лет назад в основном промышляли северных оленей и… белых медведей, самых сильных хищников Севера. Правда, в основном охотились на самок и молодых самцов, не таких крупных как взрослые особи. Даже сейчас, хоть и крайне редко, эскимосы охотятся на белых медведей с помощью лука и стрел(!) (илл.). А вот кости морских животных там практически не найдены. Это говорит о том, что морской промысел появился позже.

Уже тогда люди широко использовали собачьи упряжки в качестве транспорта и умудрились вывести такие породы как «сибирская лайка» и «маламут». Еще более интересно то, что антропологически те охотники относились к западно-евразийскому типу (гаплогруппа К). То есть, к уральскому, относительно европейскому типу внешности. Позже они были замещены другими этносами типа чукчей и юкагиров.

Еще момент. Даже такие малочисленные этносы как северные делились на локальные группы со своими диалектами, играми, оружием. Например, азиатские эскимосы из Сиреники (Чукотка) в качестве оружия предпочитали бакулюмы, о которых речь пойдет далее.

У западных (колымских) чукчей были свои “короли” и “лидеры” – эремы и тойоны. Кстати, слово “тойон” заимствовано и чукчами и эскимосами у якутов. Эрем (правильнее «эрым»), приезжая в Средне-Колымск, запрягал в нарту не оленей, а… своих земляков чукчей, включая любимых жен. Знай наших! Но это возможно было влияние иерархического социума якутов, где каждый играл свою роль. Ведь само слово «тойон», распространенное от чукчей до алеутов, якутского происхождения. Что касается восточных чукчей, живших собственно на Чукотке, те не имели иноплеменных врагов, сражались между собой, и отличались полной анархией. Каждое стойбище (род) управлялось самостоятельно. Главой стойбища был такой же «эрым» (сокращенно от «эрмечын» (силач)), который контролировал буквально все, начиная от учёта оленей каждого владельца, а также вопросы по выбору маршрута кочевок, количеству оленей для забоя на питание и продажу, выбору летних и зимних стоянок и множество других вопросов. Поэтому восточные чукчи сплотились только после первых столкновений с царскими войсками. К сожалению, это столкновение стало самым значимым в истории края и фольклор почти не сохранил сведений о том, что было до прихода русских. Только глухое упоминание о глобальной войне чукчей с родственными коряками. После поражения уцелевшие коряки спрятались в лесах, но потом снова размножились и расплодили оленей. Участники научных экспедиций тех веков говорили, что 20 чукчей спокойно погонят 50 коряков (несмотря на крайне суровое, смертельно опасное воспитание у коряков, о чем речь тоже пойдет дальше).

Последний чукотский эрем

(на фото последний эрем Чукотки)

Что касается угров, то у хантов и манси были свои княжества – Кодское и Пелымское соответственно. Военно-политическое объединение селькупов и кетов называлось Пегой Ордой и было союзником Сибирского ханства под властью Кучума, которого победил Ермак… Это сейчас нам кажется, что местные жители всегда были лесными охотниками и оленеводами и не смогли развить какой-либо социум. У них были свои укрепленные городки, которые управлялись князьями или богатырями, была своя общественная система, они вели международную торговлю.

Также надо понимать, что в наше время палеоазиатов осталось очень мало. Это чукчи, коряки, ительмены (родственная группа), чуванцы, юкагиры, кеты, эскимосы и нивхи с айну. Еще больше палеоазиатских племен вымерло. Обычно при столкновении с захватчиками типа предков эвенков, ненцев или якутов, которые некогда пришли на эти земли с относительного юга. Пришельцы приносили с собой более развитую культуру, что говорит о том, что даже в средневековье или античные времена северные племена жили архаичным укладом, которого в тогдашнем “цивилизованном” мире уже не было. С другой стороны, гости начинали во многом подражать местным – потому что иначе в тех условиях не выжить. На Севере все в климатическом плане осталось так же, как было при пике ледникового периода. Так и сложилось большинство местных народов. Некоторые складывались на глазах, например, долганы, которые образовались из эвенков, якутов и русских “затундренных крестьян” в XVIII-ом веке. Или же тазы – смесь китайцев, удэгейцев и нанайцев на Дальнем Востоке, сложившаяся вообще в XIX-ом столетии.

Обычно во вновь сложившемся этносе сохранялись какие-то смутные упоминания о мифических народах, которые жили на этой земле до прихода захватчиков. Например, таинственные сиртя, которые жили до прихода ненцев. По легендам они были очень маленького роста, со светлыми волосами и голубыми глазами, жили под землей и носили много металлических украшений. Ездили на “земляных оленях” – мамонтах. Северные люди, натыкаясь на остатки мамонтов при оползнях или обвалах речных берегов, считали, что те живут под землей и роют туннели для прохода бивнями. Ученые до сих пор ломают головы над этими преданиями.

У всех северных народов были также сказания о таинственных островах в Ледовитом океане, которые населяли бородатые великаны. А чукчи рассказывали про онкилонов – племя, которое они прогнали с побережья на острова. Отсюда и мечты о легендарной “земле Санникова”. Как бы то ни было, археологи и исследователи по сей день находят на арктических островах давным-давно покинутые полуземлянки с каркасом из китовых ребер… Находили в них костяные и каменные топоры и, благодаря вечной мерзлоте, уцелели даже кожаные ремни, которыми они крепились к деревянным или костяным топорищам. Вокруг горы из костей – начиная с белого кита и заканчивая уткой, и никого вокруг. Только вой ветра.

Кстати, онкилоны по чукотским легендам тоже были маленького роста. Есть версия, что это эскимосы, которые, кочуя с острова на остров, умудрились пересечь Северный Ледовитый океан(!) и, высадившись на севере Гренландии в XIV-ом веке, истребили всех исландских викингов, которых привел туда Эрик Рыжий за 500 лет до того. Те упоминали в хрониках о неких «скрелингах», в которых исследователи видят малорослых эскимосов. Но рост победе не помеха, как мы видим.

Если брать якутов – тюркский народ с монгольской примесью и китайским влиянием, то и они пришли на нынешнюю территорию с берегов Байкала в средние века. Они также смешались с местными эвенками и другими народами, включая вымершие (ассимилированные) племена. Описываются случаи, когда какие-нибудь местные эвенки начинали говорить на якутском языке, а уже через пару поколений называли себя якутами. Позднее свою лепту в их генофонд внесли и русские пришельцы.

Вошли в якутский этнос и воняды (вонядыри) – изначальное самодийское племя, которое позже “отунгусилось”, поэтому некоторые считают их западными тунгусами.

В 60-ых гг. XX-го века в Усть-Майском районе Якутии в тайге нашли изолированный от всего человечества род (большую семью). Это неудивительно, так как территория республики занимает одну пятую РФ, а населения всего один миллион человек. Археологи выкопали землянки и могилы их предков и выяснили, что эти люди живут на одном и том же месте в тайге тысячи лет. Остаток какого-то палеоазиатского этноса. У них был свой язык – точнее, тоже остатки. Потому что, чтобы продолжать свой род, они крали женщин разных народов: эвенков, якутов, русских, и дети потом учили языки своих матерей. Ходили эти охотники в звериных шкурах. Может, это и есть «снежные люди»? Другая версия – что такое «снежный человек» – будет разобрана далее.

И русские поселенцы порой “замораживались” на Севере, сохраняя архаичную речь, слова, которые в европейской части России не используются уже лет 500. Такое вот влияние местной среды. Некоторые из русских пришельцев полностью перенимали местный уклад жизни: начинали носить меховую одежду, ездить на оленях, добывать огонь с помощью трения (сверления деревянной дощечки палочкой и “луком”) и обращаться к шаману в случае болезни. Некоторые типа гижигинцев вообще отказывались называть себя русскими. Последние даже водки практически не знали – они употребляли отвар мухомора, как аборигены. Так что шутить с Севером не стоит.

Русский священник в рясе из оленьей шкуры, Гижигинская

(на фото русский священник в рясе из оленьей шкуры)

Кстати, насчет игр и состязаний – в одной книге утверждалось, что если в одну и ту же игру играли северные народы и русские жители Перми, то, значит, «отсталые» аборигены ее заимствовали. Это совсем не факт. Когда на север с развитого юга пришли предки якутов, они принесли с собой коневодство. Разводить коней на севере реально, как показывает их опыт. И что же? Хоть один северный народ стал заниматься лошадьми? Нет. Наоборот: северные якуты стали заниматься оленеводством. Также и угры-конники, придя на свою нынешнюю территорию, превратились в оленеводов и таежных охотников, создав этносы ханты и манси… Так что необязательно «отсталые» будут что-то заимствовать у «развитых». Есть парадоксальная точка зрения: земледелие и скотоводство – это не прогресс, а регресс человечества. Конечно, в целом людям стало жить легче (хотя многие обитатели земного шара могли бы с этим поспорить). Улучшилась медицина, жизнь стала более комфортной. С другой стороны, планета загрязнена, ее ресурсы истощаются. Но дело даже не в этом. А в том, что, перейдя от образа жизни бродячих (или оседлых) охотников к образу жизни земледельцев и скотоводов, люди за ненадобностью забыли многие навыки, которые практиковались в каменном веке. Поэтому-то и интересны северные люди, что у них многое осталось вплоть до XX-го века. Например, у якутов практиковалось лечебное прижигание полынью, скрученной в трубочки – и прижигали как раз так называемые «акупунктурные точки»! Алеуты наносили на акупунктурные точки татуировки. И интересно, что на тех же местах обнаружены татуировки у знаменитого «ледяного человека Эци», замерзшего в Альпах 5000 лет назад… То есть, можно предполагать, что знание о тех же акупунктурных точках было общим в первобытные времена, а потом забылось, сохранившись только на более-менее архаичном Востоке (в Китае).

Аборигены же жили в тех местах, на Крайнем Севере, десятки, а то и сотни тысяч лет! Раньше считалось, что первые люди появились там около 18000 лет назад, при отступлении ледника, но недавние находки в Усть-Ишиме доказали, что люди пришли на Север уже 40000, а то и 45000 лет назад… И это – не предел! Недавно на арктическом острове Столбовой открыли стоянку представителей аллалаевской культуры среднего палеолита возрастом примерно в 200-250 тысяч лет! Правда, это не хомо сапиенсы, а какой-то другой вид человекообразных, наподобие неандертальцев. Ученые нашли там около 100 килограммов различных артефактов: в основном заготовки для каменных ножей. Но сейчас уже доказано, что у нас, хомо сапиенсов, есть ДНК и неандертальцев, и денисовцев, и еще какой-то неоткрытый пока вид. Может, на том острове и трудились представители этого загадочного вида, которые возможно тоже внесли лепту в человеческий генофонд и в северную боевую традицию?

Есть и не такие впечатляющие вроде бы находки. Например, артефакты с Янской стоянки, которым 28-26,5 тысяч лет. Среди находок – изображения, процарапанные на мамонтовом бивне: «сложные комбинации линий и стилизованных фигур». Когда ученые стали искать сходство, то нашли его в… орнаменте юкагиров.

Так что жизнь на Севере шла, правда, своими путями и своим темпом. Северные не были изолированы от мира в отличие от австралийских аборигенов. На Север постоянно шли новые жители с юга, из Азии, а также они активно контактировали с эскимосами Аляски, ну а через тех и с индейскими племенами типа атапасков. Эвенки и эвены контактировали через родственных манчжуров с Китаем. Возможны и более древние связи. Ведь шаманы были не только у северных народов – были они и у корейцев, вьетнамцев, и у малых народностей Китая. Да и есть мнение, что ранние даосы были шаманами. Одно из первых названий даосизма – гуйдао (путь демонов), то есть, шаманизм. Под «демонами» подразумеваются «духи». Даосизм – «развитой» шаманизм, ушедший от истоков далеко. Но в первоисточнике, оригинале обычно сохраняется то, что было утеряно в ходе развития. Вроде бы мелочи, но «дьявол в деталях».

Ведь северные охотники на деле воплощали даосский принцип равновесия: никогда не убивали зверья больше, чем нужно, и считали, что в каждом дереве есть дух (следовательно, даже дерево нельзя просто так взять и срубить). Говорят, что те же чукчи даже гусеницу, ползущую в костер, переложат в сторону. Может, у них и не было все это изложено в красивом виде (хотя кто знает о чем и как беседовали между собой шаманы до XIX-го века?), но они так жили!

Народы приходили и завоевывали или уничтожали пришедших до них… В начале второго тысячелетия нашей эры на земли общих предков чукчей, коряков и ительменов пришли воинственные тогда юкагиры и захватили большую часть территории, а также вклинились между будущими чукчами и коряками, разделив их. На юкагиров в свою очередь давили тунгусы, а на тех предки якутов – саха, пришедшие с Байкала – потому что на них тоже оказывали давление враждебные племена.

Так уже в XVIII-ом веке исчезли, например, енисейскоязычные аринцы, а к концу XIX-го столетия были задавлены кереки – мирный народ, живший между чукчами, коряками и азиатскими эскимосами. Именно чукчи и коряки подорвали жизненные силы этого древнего этноса. Кереки умудрялись подбивать китов стрелами (возможно отравленными аконитом), хоронили мертвых в море, и отличались небольшим ростом (140-150 см). Кстати, наверное, только кереки были реально изолированным от всего мира племенем. Даже в XIX-м веке, когда все окрестные народы уже вовсю пользовались металлическими оружием и орудиями, у кереков все было из кости и рога.

Поэтому в данной книге описывается не сколько культура какого-то конкретного этноса, существующего сейчас, или некогда существовавшего, а палеоазиатская культура, которая передается от этноса к этносу. Причем, эта культура может быть и у народов, которые к палеоазиатам относятся лишь косвенно – скажем, у якутов. Поэтому читателя не должны вводить в смущение термины типа «северные народы», хотя говорится и о нивхах, которых к северянам трудно отнести, или термин «палеоазиаты», или какой-либо еще. Главное – это первобытная воинская традиция. Эта книга – не академический труд, а публицистика (хотя и основанная на классических научных трудах и достоверных источниках). Условно здесь описана боевая традиция народов Северо-Востока и Дальнего Востока. Если более точно, то – боевая культура коренных малых народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Другой важный момент: эта книга в первую очередь посвящена воинским и общеразвивающим играм-упражнениям-состязаниям. Это не труд по военному делу или оружейной культуре, хотя и первое и второе здесь описано в контексте и рамках темы. И описано в достаточном объеме.

Еще одно отличие северного региона – малочисленность его обитателей. И дело, думается, не только в климате. Многодетность – скорее признак земледельческого общества. Рода первобытных охотников по умолчанию были небольшими. Человек в 30-35. Они в принципе не могли уничтожить окружающую среду – их было слишком мало. Тем более что и в наши дни северяне обычно стараются не брать у природы больше, чем нужно. Таков мудрый закон, составленный в глубочайшей древности предками. Их общество – это другой путь развития. Возможно более правильный, хотя кому-то это может показаться крамольным. Но нельзя отделить от северной боевой традиции северный менталитет. Попросту его можно назвать языческим – в плане гармонии с миром, веры в то, что все окружающее одушевлено, и отсутствия искусственных сложностей и рефлексий. Поэтому без этих моментов, без контекста северную боевую традицию понять невозможно. И еще нужно кое-что уточнить.

Надо еще и обрисовать моральную атмосферу былого северного социума. Мы живем в мире, где худо-бедно работают социальные службы: полиция, спасатели… К полицейским бывает много претензий, но они есть, и они не дают обществу впасть в хаос. Постоянно видим нарушения закона, но, по крайней мере, закон есть. И есть понимание, что его нарушают. В северном обществе законы были только для своих – родовичей, соплеменников. Для всех остальных («чужаков») законов не существовало. Был только один закон – право сильного. Победитель мог издеваться над побежденным и его родными как хочет. Название почти каждого коренного народа переводится как «человек», «люди». Это значит, что «люди» – только «мы». Окружающие – нет. Такой менталитет был присущ видимо всем этносам Земли в древности. Еще раз: не было ни судов, ни МЧС, ни участковых. Более того: перед нападением никто не бросал тебе вызов. В тебя могли выстрелить, когда ты ел или спал. Причем достаточно часто человек ехал куда-либо в одиночку – например, в лес за дровами. Поэтому реагировать нужно было молниеносно. Какая разница как хорошо ты борешься, если тебя проткнули стрелой, пока ты ел на привале? О джентльменстве по отношению к чужим никто и не слыхивал. Кто выжил – тот и прав. Отсюда и куча уловок, позволявших развивать чуткость, реакцию и меры безопасности, чтобы хоть как-то справиться с противником.

Мальчики учились спать стоя, опершись о копье или полог яранги. (Полог – это как бы «куб» из каркаса типа китовых ребер или жердей и меховых шкур. В нем люди ели и спали, так как сама яранга защищала только от ветра, но не от холода.) Это приучало к чуткости, чтобы враг не смог подкрасться незаметно. Современному городскому человеку, привыкшему к относительной безопасности (хотя бы в пределах своей квартиры), такое понять трудно. Но стоит хоть раз заночевать в одиночку в лесу или иной природной местности, и все сразу станет на свои места.

У чукчей на ночь назначали дежурного – обычно девочку. Под дымовым отверстием яранги ставили бадейку с водой. Девочка сидела рядом и должна была, притворяясь спящей, смотреть на отражение в воде. Потому что вражеский разведчик, как правило, карабкался по стенам жилища, чтобы посмотреть через дымовое отверстие, что происходит внутри. Заметив такого «лазуна», девочка должна была не шелохнуться, подождать, пока он сползет, и тут же быстро разбудить своих. (Если дежурная будет смотреть наверх, то разведчик может перехватить ее взгляд, а так она смотрит из-под опущенных ресниц на воду и это незаметно.)

Еще у чукчей возле стойбища дежурили часовые. При малейшем признаке опасности они прыгали в маленькие сани и объезжали кочевье с криками, призывая всех мужчин к оружию. Так было не всегда. Например, в период войн (например, с коряками) или междоусобиц, но было.

Жители Севера отрабатывали специальный прием при опасности: мгновенно соскочить с нарты и тут же поставить ее на бок, чтобы она прикрывала от стрел.

У якутов, если в мальчике видели будущего «боотура», его прятали в чулане или отдельной «урасе» (юрте). Одни говорили, что это от сглаза, а другие, что, если кто-то узнает о таком юном таланте, его могут убить. Почему? Вот пример, который хорошо это объяснит. Уже в советское время в эскимосском поселке Наукан (на Чукотке) был такой случай. У одного человека родился третий сын. Счастливый отец пошел вечером к друзьям, чтобы отпраздновать это. Из темноты грянул выстрел. Выбежавшая жена не смогла разглядеть убийц. Причина убийства проста – кто-то не захотел, чтобы в поселке изменился баланс сил. Три сына и отец – это уже сила. Вдова потом надрывалась, чтобы хоть как-то прокормить детей. Но сделала это.

Или вот. Применим северную методику воспитания самостоятельного мышления и зададим читателю вопрос: как вы думаете, почему северные богатыри никогда не брали жирное мясо пальцами? Они либо нанизывали его на палочку, либо клали кусок ножом на тыльную часть левой ладони и уже ей отправляли в рот.

Ответ прост: жирными пальцами вряд ли хорошо схватишь тетиву. (Особенное значение имел большой палец.) Да и нож в руке будет сидеть не так крепко. В якутском фольклоре описывается случай, когда неразумный «хосуун» (витязь) ел жирное мясо руками, и когда на него напали враги, он не смог подстрелить ни одного – все стрелы ушли мимо.

Еще пример. Почему старики учили, что при ночевке в незнакомом месте нужно спать только на спине и с руками крест-накрест?

Дело в том, что так потенциальному агрессору будет труднее задушить тебя, а тебе будет легче его скинуть, отжав руками.

Также, судя по фольклору, была общая рекомендация: придя в стойбище, спрятать хорошее оружие в тайнике неподалеку, а зайти туда с плохим оружием, и его демонстрировать. Ну а в случае чего лететь сломя голову к тайнику.

У якутов на чехлах пальм была специальная кисточка. Она была нужна для того, чтобы, наступив на нее, мгновенно высвободить оружие. Был и другой вариант – накладной чехол на лезвие, сделанный из тальника, и держащийся на клинке за счет веревочной подвязки. В случае чего боотур просто разбивал этот одноразовый чехол о ствол ближайшего дерева, чтобы высвободить клинок, либо начинал биться прямо так, зная, что чехол сам разломается при контакте с оружием или доспехами противника.

Северные богатыри спали с оружием в руках или под головой (как коряки), не раздеваясь, и вскакивали при малейшем шорохе.

Чтобы на охоте или при боевых действиях враг не услышал твой чих, надо прижаться лицом к ягелю (оленьему мху) и чихнуть в него. Он заглушит звук.

Якуты ночью во двор выходили только с пальмой в руке на случай возможного нападения. Пальма – специфическое северное оружие, о котором мы еще поговорим.

Была даже специальная поза: сидеть на земле на одной согнутой ноге, а вторую поставить на стопу перед собой, чтобы в случае чего тут же оттолкнуться ей и действовать.

В такой среде объем бицепса или даже сила удара не помогут. Нужно кое-что еще. Те времена прошли, но до сих пор в тайге много беглых «зеков», «бомжей», и прочего беспаспортного люда. Местные охотники могут незаметно поменять свечу в двигателе «моторки» неугодного инспектора из рыбнадзора и на обратном пути двигатель взорвется. Что касается браконьеров, то тех в 90-ых находили в их же сетях, в воде. Это было на территории хантов и лесных ненцев. «Утонул» и все. «Тайга – закон, медведь – прокурор».

Продолжение – Глава 2

Facebook Comments Box

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published.